IKEA недавно выпустила новую игрушку – плюшевого волка по имени Lufsig , что по-шведски означает «неловкий». Образ волка взят из истории о Красной шапочке, и выручка от его продажи идет на поддержку фондов образования в развивающихся странах.

Для продажи в Китае имя волка пришлось перевести, и на китайском сайте IKEA написано его имя (路姆西). В мандаринском китайском это звучит совершенно нормально, а вот в кантонском варианте языка - не очень, и похоже на грубое оскорбление.
Эта неточность перевода стала вирусной сенсацией после того как протестующий кинул этой игрушкой в главу правительства Гонконга. Сообщение было очень легко понять, фраза «бросать Люфцига» на кантонском звучит как оскорбление (в русском варианте такой фразы упоминаются родственные связи)


Фотография с киданием плюшевого волка быстро разошлась по сети, и люди недовольные текущим курсом Гонконга, побежали в магазин IKEA покупать свои знаки протеста. Игрушка была распродана за один день. Сейчас у волка есть даже страничка на facebook, где можно видеть его фотографии из разных мест.
IKEA, может быть, и не возражает против скачка продаж, но они определенно не имели ввиду создавать новый политический символ для Гонкога.
Дело в том, что кроме огромного количества диалектов, существуют два почти равноправных китайских языка – мандаринский и кантонский. Они используют одинаковые иероглифы, но разное произношение. В кантонском варианте девять тонов, тогда как в мандаринском всего четыре.

IKEA однако, не растерялась и прекрасно ответила на эту нестандартную ситуацию.
Когда кто-то в сети спрашивал, почему у Люфцига такое странное имя, представитель компании перенаправлял дискуссию в обсуждение того, какова благотворительная цель этойигрушки. Когда много игрушек было раскуплено, IKEA вывешивало благодарность всем покупателям за участие в благом деле, не упоминая при этом политику.

Кроме того, IKEA за одну ночь поменяла имя игрушки на новое, которое звучит нормально и на кантонском.