class="image image-_original" width="450"> В мире природы все индивидуально и неповторимо – вы не найдете двух одинаковых листочков на дереве. В мире политики, бизнеса и развлечений, наоборот, приходится прикладывать усилия чтобы отличаться. Если удается сформировать отличие, это называют брендом. Однако только несколько компаний могут похвастаться тем, что их бренд получился таким, как они задумывали, и полностью их устраивает. Политика всегда тщательно следит за последними тенденциями в области рекламы, PR и вообще любых технологий влияния на массовое сознание. Исторически так сложилось что политики были хорошими маркетологами. У них не оставалось другого выбора, тем более что за политиком обычно не стоит материальной ценности – это только ценность идеи, харизмы, статуса, то есть совершенно нематериальной конструкции сознания. В любой политической кампании самое важное – это сознание, влияющее на поведение. Именно восприятие массового сознания – это то, чем политик должен управлять и то что влияет на количество его сторонников. Знаменитый парадокс выборов состоит в том, что поведение одного человека предсказать невозможно, так как он обладает свободой воли, а поведение массы вполне поддается интерпретации и прогнозированию. Авраам Линкольн перевел на новый уровень дебаты относительно Гражданской Войны, от интерпретации с точки зрения конституции, к интерпретации с точки зрения блага нации. А Юлию Цезарю принадлежит один из лучших слоганов – «Пришел. Увидел. Победил». Если мы посмотрим на более современных политиков, на Джона Эдвардса с его речью «Две Америки» или слоган Буша/Чейни «Да, Америка Может!» - мы увидим что они не значат ничего, но смысл их огромен. Технологии, веками накапливаемые политиками и развивающиеся под напором времени и развития общества, получили название «брендинг» в современных теориях рекламы. Брэндинг – это способ которым человек познает мир. Поколение следующее за бэби-бумом таково: эти дети любят чтобы им рассказали, что круто, а что нет. Еще они любят быть либералами, и ненавидят все элитистское, консервативное. Их не интересуют позиции политика по вопросам здравоохранения, налогов, национальной безопасности. Они способны различать только эмоциональные окраски. Конечно, политики об этом знают, и играют как раз на способности молодых граждан «распознавать бренды». А вот о чем политики задумываются реже, так это о том, что они лишь поощряют циничный подход к гражданским обязанностям. Все политики научились обещать золотые горы, и соревнуясь в этом умении, все более совершенствуются – но публика-то давно понимает что обещаний никто выполнять не собирается, и реагирует все более вяло. По всему миру наблюдается политическая аномия, обеспокоившая еще Эмиля Дюркгейма. Граждане все меньше участвуют в выборах, возрастает количество ситуативного голосования, тогда как раньше все определялось фактом поддерживания той или иной партии. И политикам необходимо осознать в полной мере, что политика состоит не только из слоганов, и не все решается красивыми словами. Палестино-Израильский конфликт, исламская цивилизация, кризис ресурсов…Те вопросы, которые задают люди, и те ответы, которые дает на них PR, постепенно дрейфуют в область сплошного имиджа, область отдаленную от здравого смысла и практики. Спросите кого-нибудь, с кем сейчас встречается Пэрис Хилтон, или какое кино поступило в прокат – и вы увидите что собеседник не будет долго подбирать слова. Но попросите кого-нибудь вкратце обрисовать тенденции исторического развития Ирака за последние 70 лет – и ответом вам будет крайне содержательное «э-э-э...». Хотя собеседник тут же может начать излагать свое мнение по поводу войны в Ираке. Прав, тысячу раз прав был Пьер Бурдье, говоря, что не существует общественного мнения, так как далеко не каждый человек способен иметь мнение по какой-либо проблеме. Но именно это несуществующее, а точнее ничем не подкрепленное мнение, эта эмоция – и обуславливают успех или провал политика на выборах… Парадокс в том, что пропаганда и раскрутка плохо работают, если вы хорошо осведомлены о сути проблемы и ситуации. Звучит это очень странно, но подумайте – ведь шить кроссовки и продавать их – это совсем разное дело, и PR-специалисту не нужно, а в ряде случаев и вредно разбираться в сути раскручиваемого товара, сервиса. Общественное мнение об экономике, политике, экологии формируется совсем не новостными колонками газет и статистическими отчетами. Мнения формируются из эмоций, из рекламы, дебатов, шоу. Из-за этого мы наблюдаем грандиозный перекос в политической идентичности простых граждан и членов партии. Ни демократы, ни республиканцы больше не могут придти к единому мнению относительно того, кто они такие, чем отличаются друг от друга. Брендинг и политический PR играют огромную роль в современном политическом процессе. Политики понимают необходимость использовать те средства передачи информации, которые понятны публике. Но в результате политика на самом деле потеряла свой смысл, свою ведущую роль как лидера мнений. Политик слишком хочет всем нравиться – и в результате становится ничем, неотличимым от других «ничто». Успешные бренды преуспели потому, что позволили случиться трем вещам: вдохновению публики, вовлечению и отдаче. Это и есть атрибуты истинной демократии, а не того вырожденного случая, который мы все наблюдаем сейчас с экранов телевидения. Политическим партиям сейчас как воздух необходима идентичность, причем идентичность ясная и четкая. Она должна быть и эмоциональной тоже – но прежде всего она должна быть правдивой, истинной. Это не маска, а макияж. Великие политики и политические партии стояли на своем, даже когда понимали, что их точку зрения кто-то не разделяет. И эта их вера в идею приводила их к победе. Нынешние политики не умеют не нравиться, они не знают как себя вести, когда с ними не согласны. Джек Траут, гуру маркетинга и долгожитель Мэдисон Авеню, метко назвал современное состояние политики, шоу-бизнеса, коммерции – «битвой за узнаваемость». Политика больше не решает вопросов, она борется на виртуальный ресурс, за сознание потребителя, и даже не сознание – а эмоцию, двигающую к эффективному действию. А это приводит к потере политикой самого смысла своего существования, потому что политик – это не просто чиновник, решающий насущные проблемы. Политик – это фигура вписанная в историю, это идея, это вера, это конструкция справедливого общества. Великих диктаторов и великих благодетельных правителей которых помнит человечество, объединяет то, что они были последовательны и не стремились угодить всем. Похоже, что настало время всем политикам, а также их PR-консультантам, перечитать «Государя» Макиавелли. PR и брендинг в современной политике привели к тому, что даже немногие люди с ясными и твердыми убеждениями не знают, за кого им голосовать. Ведь программы партий отличаются только стилем и градусом пафоса. Так что же это за PR, который оставляет аудиторию в еще более запутанном и замороченном состоянии? Что это за брендинг, который стирает разницу между правыми и левыми? По материалам Publicity.org