мы, пиарщики, рискуем попасть в неловкое положение, если клиент проявит определенного рода любопытство.

  1. Каков средний возраст ваших сотрудников и возраст менеджера моего проекта?
    Клиенту хочется иметь дело со зрелыми людьми, скажем, «в районе 35-40». Большинство же агентств в целях экономии нанимают молодых специалистов. А для проведения интегрированной кампании в электронных, печатных СМИ и даже в «молодежном» интернете большинству юных пиарщиков не хватает личных связей и опыта.
  2. Сколько проектов одновременно ведет каждая рабочая группа агентства?
    По сведениям Келли, в среднем 8. А это значит, каждому из клиентов уделяется совсем немного внимания.
  3. Можете ли показать примеры работы с никому прежде незнакомыми клиентами? Допустим, четыре последних кампании такого рода? Удалось ли вам инициировать для неизвестных заказчиков публикации в интернете и прессе, сюжеты на ТВ и радио?
    Большинство агентств предпочитают работать с более-менее популярными компаниями и личностями. Тех, «кто был ничем», в лучшем случае, продвигают заказными оплаченными статьями. И только лучшие пиарщики могут добиться широкого интереса к любому — даже со стороны телевидения.
  4. Можете показать записи радио- и телесюжетов и публикации, инициированные в рамках трех последних ваших проектов?
    Если не могут, значит, товарищам есть, что скрывать. Таких нужно сторониться.
  5. Э-э, оплата у вас, наверное, почасовая?
    Клиенту от PR-агентства нужно только одно — широкий резонанс в СМИ, общая аудитория которых была бы многочисленна и платежеспособна (применительно к политическому PR — занимала бы активную социальную позицию). Однако многие агентства предпочитают почасовую схему оплаты труда (дурной пример юристов заразителен). И если за оплаченное время результат не будет достигнут, де-юре агентство все свои обязательства выполнит. Агентству приятно, заказчику нет. Совет клиентам: старайтесь заложить в договор приемлемые исчисляемые показатели результата PR-кампании (количество публикаций, общая аудитория).
  6. Придется ли мне дополнительно оплачивать телефонные счета за разговоры ваших сотрудников, сделанные в рамках проекта?
    Увы, есть еще люди, которые зарабатывают на клиенте всеми возможными способами.
  7. Какой минимальный срок контракта?
    В среднем по отрасли, по данным Келли, от 2 до 6 месяцев. Это значит, что в случае, если за первые недели работы агентство разочарует клиента, он не сможет разорвать обреченный союз. С хорошими консультантами можно договориться о 30-дневном контракте с правом пролонгации.
  8. Имеет ли ваш руководитель опыт заказчика PR-услуг?
    Люди, ничем кроме PR не занимавшиеся, плохо понимают клиента. В большинстве случаев, они никогда не были ответственны за маркетинговый бюджет, никогда его не сокращали и никогда не доказывали своему начальству необходимость финансирования каждой статьи в маркетинговом плане. Отвечая на подобный вопрос, оч. многим приходится либо лгать, либо краснеть и мямлить (редкие исключения: Келли, руководство «Полилога» и, наверное, еще с дюжину ребят).
  9. Примет ли участие в моем проекте ваш самый главный босс?
    Смеетесь что ли? Руководитель любого PR-агентства будет участвовать в вашем проекте только в качестве слушателя победных реляций отдела продаж.
  10. Что вы думаете о позиционировании и маркетинговой стратегии нашей компании?
    Забавно будет наблюдать, как пиарщик начнет невпопад сыпать словами из учебников Котлера. Стратеги из PR-консультантов неважные: мы думаем в масштабе кампании и далеко не заглядываем. Клиент, заставляй нас расширять свои представления.

Очевидно, что Келли данной заметкой пытался оттенить собственные преимущества, (так получилось, что оттенил и наши). Однако это не ставит его наблюдения под сомнение: большинство контор эта десятка вопросов смутила бы.